Gauranga

Луна Гауды

В один из дней лунного месяца Пхальгун (февраль-март) вайшнавы во всем мире отмечают Гаура-пурниму, или Явление Шри Чайтаньи Махапрабху, возродившего традицию бхакти.

Гаура-пурнима считается самым важным событием в традиции бенгальских вайшнавов (кришнаитов). На Западе этот праздник иногда называют «бенгальским Новым годом». Буквально «Гауранга» означает «тот, чье тело сияет как золото», а «пурнима» — это полнолуние. Явление Шри Чайтаньи произошло в полнолуние месяца Пхальгун (февраль-март) 1486 года.

Шри Чайтанья (1486-1534) — одна из самых загадочных личностей в истории человеческой цивилизации. Его жизнь окутана завесой тайн, несмотря на довольно подробное описание в трудах его последователей. Вайшнавы знают, что Чайтанья — это сам Кришна, явившийся в образе человека, чтобы показать пример преданности Богу. В книгах описываются многие случаи чудес, явленных Чайтаньей. Однажды на его ладони моментально ожило и проросло семечко манго. Всего за несколько минут из семечка выросло деревце, которое даже принесло плоды, причем это не было сезоном цветения манго. В другой раз Чайтанья одним лишь прикосновением исцелил больного от тяжелой кожной болезни. Когда он пребывал в состоянии экстатического мысленного созерцания деяний Кришны, его тело увеличивалось до немыслимых размеров. А в другой раз, будучи глубоко погруженным в молитвенное состояние, он был унесен океаном, и, когда спустя долгое время один рыбак случайно выловил Чайтанью сетью, обнаружилось, что со святым ничего не произошло.

Известна история о том, как Шри Чайтанья принял вызов одного горделивого мудреца, возомнившего себя непобедимым спорщиком. Мудрец на ходу сочинил и выпалил сразу сто санскритских виршей во славу реки Ганги, причем в рифму и, как ему показалось, совершенных по ритму и внутреннему содержанию. Однако Чайтанья не оставил гению никаких шансов. Он не только моментально запомнил все сто стихов, но и точно воспроизвел один из них, откуда-то из середины, сделав глубокий анализ стиха и указав поэту на отход от правил санскритской поэзии.

Мистическим был и уход Золотого Аватара. В красивой легенде рассказывается о том, как в возрасте 48 лет Чайтанья вошел в храм Тота Гопинатхи, находящийся в Джаганнатхапури (штат Орисса), и больше его никто никогда не видел. Когда спутники Чайтаньи бросились на поиски, то обнаружили на бедре божества Кришны в алтаре храма сияющий золотой рубец, которого раньше никогда не было. Этот след можно и сегодня увидеть в том храме.

После ухода Чайтаньи река Ганга затопила Навадвипу, и место его явления было, казалось, утрачено навсегда. Однако как-то раз Бхактивинод Тхакур (1838-1914), судья и магистрат священного города Джаганнатхапури, заметил с крыши своего дома в Навадвипе свечение непонятной природы, струившееся в небо на другом берегу Ганги. Предчувствуя разгадку многовековой тайны, Бхактивинод взвалил на спину корзину с немощным старцем Джаганнатхой дасом Бабаджи и поспешил туда. Едва он приблизился к свечению, как старец с юношеской легкостью выпрыгнул из корзины и затанцевал. Так было найдено точное место явления Чайтаньи. Теперь здесь находится храм Йогапитх.

Шри Чайтанья родился в семье Джаганнатхи Мишры и Шримати Шачиматы. При рождении родители дали ему имя Нимай, поскольку он родился под деревом нима. Это дерево сохранилось до сих пор, и оно также считается объектом почитания. Чайтанья с детских лет поражал всех своим сверхчеловеческим интеллектом, который был уникален даже для Навадвипы, считавшейся тогда центром учености во всей Индии. Вскоре он открыл свою школу санскритской грамматики, а в возрасте 24 лет принял санньясу (отречение от мира), став странствующим монахом и проповедником. В те годы Шри Чайтанья стал, пожалуй, наиболее яркой фигурой в жизни практически всей Индии, несмотря на то, что большинство провинций страны находились под властью правителей династии Великих Моголов, насаждавших исламскую культуру и преследовавших индуистов. Поднятое Чайтаньей движение санкиртаны (всенародного пения имен Кришны) охватило не только всю Бенгалию (тогда еще не разделенную на западную, оставшуюся в составе Индии, часть и часть восточную, ставшую впоследствии государством Бангладеш), но и другие области средневековой Индии. Фактически Шри Чайтанья возродил классическую бхакти — ведическую традицию служения Богу с бескорыстием и преданностью. Шри Чайтанья провозгласил пение имен Бога «единственным путем к совершенству в нашу эпоху Кали (век раздоров и лицемерия)».

Историографы Индиры Ганди приводят ее выступление во время церемонии в Дели, посвященной 500-летию со дня явления Шри Чайтаньи:

«Я не верю, что бхакти, любовь к Творцу, можно отнять у людей. Бхакти никогда не может исчезнуть. Бхакти должна существовать вечно, независимо от того, в каком положении мы находимся. Наша страна дала миру множество святых. Некоторых из них мы по своему невежеству унижали. Скольким из них выпала нелегкая доля, скольких из них мы поносили и оскорбляли, сколько их ушло, так и не узнав, приняли ли мы всерьез то, чему они учили. Но это не заставило их прекратить свои старания. Только ничтожные люди могут испугаться угроз и оскорблений. Но те, кто осознает важность своей миссии, черпает силу даже в страданиях, которые причиняет им мир. Можно причинить вред их телу и даже уничтожить его, но их идеи и миссию уничтожить нельзя. Мы питаем уважение к религии, даже если не следуем ей в своей повседневной жизни. Мы преклоняемся перед высшими идеалами. Святые, отрекшиеся от материальной жизни, посвятившие себя духовным поискам, не проявляющие интереса к мирской жизни, пользуются уважением в нашем народе, особенно среди бедных людей. Это одна из причин, по которой бхакти живет в нашей стране.

Смысл таких духовных встреч, как эта, в том, чтобы определить, каким образом бхакти может принять практические формы, каким образом она может войти в сердце каждого. И именно поэтому я тоже приняла участие в сегодняшнем праздновании. Мое присутствие или отсутствие не усилят в людях веру. Но мне хотелось выразить свою твердую убежденность, что современный мир страдает от своего рода жажды и голода, которые не утолит никакой материальный комфорт и материальный прогресс».

Говоря о значимости Шри Чайтаньи и его реформаторства, некоторые западные исследователи сравнивают Чайтанью с Лютером (даже называют его «индийским Лютером»). Внешне он своей проповедью бросил вызов кастовости, которая разрушила принципы справедливой и точно выверенной ведической социально-духовной варнашрамы. Но, прежде всего, приход Чайтаньи был революционен, потому что он остановил опасный крен общества в сторону утопической философии имперсонализма. Фактически, Чайтанья стал мощным мировоззренческим противовесом бессмысленности. Его приход, как резонно полагают исследователи Средневековья, стал логической кульминацией многовековой ожесточенной борьбы различных философских школ и доктрин, опирающихся на классическую Веданту, но по-разному ее понимающих. Если пришествие Будды и его философия, распространенная по всему Индостану и далеко за его пределами императором Ашокой, были продиктованы необходимостью остановить бессмысленное убийство животных, оправданное якобы необходимостью жертвоприношений, для чего Будда должен был отвергнуть авторитет Вед, то пришедший позже Шанкара (788-820) должен был этот авторитет восстановить. Шанкара своей проповедью вытеснил буддизм из Индии, заменив его имперсонализмом. Но позже Рамануджа (1017-1137) и Мадхва (1239-1319), нанеся сокрушительные удары по маяваде (имперсональному учению о Боге) Шанкары, сместили акценты именно к доктрине Бога-личности, что и было изначально присуще Ведам. Хотя противостояние имперсонального и личностного учений о Боге сохраняется до сих пор, тем не менее, сведенное Чайтаньей воедино учение о Боге-личности открывает невероятные возможности для распространения и утверждения именно такого представления об Абсолютной Истине в странах мира, пораженных вирусом имперсонализма, прежде всего в странах западного мира. По сути, ключевые проблемы современного мира и вызваны как раз смещением акцентов в сторону либо имперсонального понимания Истины, либо вообще отрицания Бога. Когда конфликт сознания и быта доходит до своего апогея, что в истории западного мира часто выражается во всплеске нон-конформизма, резко возрастает потребность обращения к бескомпромиссным духовным, кажущимся революционными, идеям. Этим отчасти объясняется живость и жизненность волны персонального учения вайшнавизма, охватившей западные страны в середине прошлого столетия.

Наиболее грандиозные торжества по этому случаю проходят в Навадвипе (Девять Островов), исторической области Западной Бенгалии (Индия) в долине реки Ганги, поскольку именно Навадвипа больше всего связана с именем Шри Чайтаньи. Празднованию Гаурапурнимы здесь предшествует многодневное пешее паломничество (парикрама) последователей этой традиции со всего мира по местам явления и деяний Чайтаньи. В последние годы рекорды по числу паломников из разных стран мира бьет Россия, откуда сюда приезжают свыше тысячи вайшнавов. Сильно возросшее влияние и авторитет российских вайшнавов выражается и в том, что в Маяпуре даже появился русский квартал, а одним из лидеров местной вайшнавской общины стал опять же выходец из нашей страны. Несколько лет назад в священном городе Маяпуре, считающемся столицей традиции бенгальского вайшнавизма, были установлены самые большие в мире металлические божества (мурти) Шри Чайтаньи и его ближайших сподвижников. Статуи отлиты из сплава восьми различных металлов. Высота каждого мурти достигает 2,5 м, а вес более 2 тонн.

Празднование Гаура-пурнимы завершается «пиром Джаганнатхи Мишры», но может растягиваться на несколько дней. По традиции в Индии после рожденья сына отец собирал людей со всей округи и принимал их как гостей, угощая их и благодаря за благословения.